Наталья Соколова
г. Ивдель, Свердловская область
Кинолог из Свердловской области
Алексей Лобов всегда стремился к чему-то такому, что не удавалось другим. Служебная собака – хорошо, а что если выдрессировать волка? Необычный опыт и интересная история дружбы человека и волка.
Человек, о котором пойдет речь, всю свою жизнь посвятил обучению служебных собак находить, обезвреживать и задерживать преступников.

Коренной москвич, Алексей Лобов навсегда осел в Свердловской области. Город Ивдель стал для него родным, а служба собаковода – необходимой частью жизни. Сделать из кинологии творчество доступно не каждому профессионалу. Алексей из беспородной дворняги воспитал уникальных служебных способностей боевого друга, делившим с ним все тяготы службы. Собаку звали Мерген, и на ее груди не хватало места для наград и медалей. Но сейчас речь пойдет о другом подвиге дрессировщика-собаковода, о воспитании волчицы, которая верно служила вместе с хозяином и Мергеном.
«Служебная собака – хорошо, а что если выдрессировать волка? Перечитал кучу специальной литературы, обратился за советом копытным специалистам. Ответ был категоричен: не дело ты затеваешь»
Скептически были настроены и в руководстве подмосковной части. Но почему волк? Волк может легко различать запахи, недоступные для собаки, он вынослив, без напряжения пробегает 60-70 километров, ни один взрослый мужчина, даже имеющий опыт в отражении нападения овчарки, не способен справиться с волком. Волк неприхотлив, умен, находчив. Но волк независим от природы, в генах его – тысячелетняя вражда с человеком. Авторитетное мнение: волки дрессировке не поддаются.
Но Лобов решается на эксперимент, вопреки здравому смыслу. В Липецком зоопарке приобретает волчонка, вернее, волчицу и дает ей кличку Вальта. И началась ежедневная кропотливая работа по её обучению, которая из природного противника человека должна была превратиться в его верного слугу. Процесс шел медленно, даже самая крошечная победа становилась радостью для учителя и ученицы.
В семью Лобовых, где уже подрастало двое сыновей, волчицу приняли дружелюбно. В это трудно поверить, но Вальта обожала детей. Играла с маленькими Лобовыми, с соседской девочкой, подружилась с Мергеном и соседской собакой, росла веселой, жизнерадостной, покладистой.

Настало время экзамена для волчицы. Алексей Игнатьевич понимал, что к Вальте придирок будет больше, чем к любой другой собаке. Но Вальта все выполнила на отлично. Ее поставили на довольствие в собачьем питомнике части, выделили вольер. На нем повесили табличку с кличкой животного, которая хранится у Алексея Игнатьевича до сих пор. И Вальта начала служить. Работала в паре с Мергеном, вместе с ним помогала хозяину обучать молодняк.
По прошествии стольких лет, жена Алексея Игнатьевича до сих пор вздыхает: «Волчица лишила нас квартиры и подмосковной прописки».
Но пришла беда. В крови Вальты были обнаружены возбудители лептоспироза, грозного заболевания, передающегося от животного к человеку. Прапорщик Лобов обложился специальной литературой, лечил волчицу, водил на уколы. Взяли повторный анализ – тот же результат. Ветеринар был категоричен: волка из питомника убрать.

А вскоре и новая напасть: приказано отчислить со службы и Мергена. Собака и волк стали жить в доме хозяина. Но так долго продолжаться не могло. Надо было принимать решение, которое позволило бы сохранить обоих как специалистов высокого класса.

Из литературы Алексей Игнатьевич узнал, что возбудители лептоспироза погибают при температуре ниже минус 20 градусов. Вспомнил свою первую зиму в Ивделе – минус 42. Вот он, ответ - мы едем в Ивдель.

Если специалистов такого уровня, как прапорщик Лобов, встречают с распростертыми объятиями, то отпускать совсем не хотят. Руководство части выдвинуло главный аргумент, который вынудил бы Лобова остаться: мы дадим тебе квартиру. Что и говорить, предложение заманчивое, получить квартиру в Софрино (рядом – Мытищи, считай, Москва) и подмосковную прописку. Алексей Игнатьевич был непреклонен: еду в Ивдель. По прошествии стольких лет, жена Алексея Игнатьевича до сих пор вздыхает: «Волчица лишила нас квартиры и подмосковной прописки».

Служили они теперь втроем: прапорщик Лобов, Мерген и волчица Вальта. Эта уважаемая компания постепенно сделалась знаменитой: о них писала «Красная Звезда», всесоюзная газета, журнал «Прапорщик». Алексей Игнатьевич вел обширную переписку: с научно-исследовательским институтом, со знаменитым пограничником, Героем Советского Союза Никитой Карацупой, с работниками «Уголка Дурова».

Вальта верно служила людям, превосходя чутьем, выносливостью и сообразительностью любую из служебных собак. Но Вальта не была собакой, она была волком. И погибла, как волк.
Шли обычные ночные ученья. Вальта, как всегда, отработала с блеском. Окрестности застилал густой, как кисель, туман. И вдруг Вальта делает рывок и словно растворяется в тумане. Искали ее все, кто только мог, из служащих части. Оказавшись в частном секторе, Вальта задрала козла и двух овечек. И улеглась на землю прямо напротив ворот хозяев живности, чтобы полакомиться только что добытым мясом. За пиршеством ее и настигла пуля хозяина овец, выпущенная из охотничьего ружья. Вальта верно служила людям, превосходя чутьем, выносливостью и сообразительностью любую из служебных собак. Но Вальта не была собакой, она была волком. И погибла, как волк.

В январе 1987 года умер состарившейся Мерген. На его счету 16 задержаний только осужденных, не считая преступников другого рода.

После Мергена и Вальты были еще собачьи и волчьи щенки. Кинолог не может служить один, только в паре с животным. Никого из них нельзя было сравнить ни с Мергеном, ни с Вальтой. Таких асов, как эти двое, больше не было рядом с Алексеем Игнатьевичем в последние годы его службы.

Фото из Livejournal Александра Журавлева
Понравилась работа? Голосуйте за неё лайком!
Форма для отправки материала