Артур артеев
(г. сыктывкар)
Где трудился, там и пригодился
Жителю республики Коми Анатолию Смилингису - краеведу, педагогу, путешественнику - девяносто лет. На своем веку он повидал многое - ссылку, голод, смерть. Он много потерял,
но удивительным образом нашел внутреннее
"душевное равновесие".
Анатолий родом из литовского городка Плунге неподалеку от Балтийского моря, но большую часть сознательной жизни прожил в Коми, куда вместе с семьей его сослали 1941 году. Более 35 лет он работал директором районного Дома пионеров, на базе его организовал первый в Коми клуб юных путешественников, а сейчас руководит отделом гражданско-патриотического воспитания в райцентре дополнительного образования.

~
В Коми я вырос, большая часть жизни и деятельности связана с этим краем. Время течет, но мои познания и опыт нужны людям по сей день. Я стал заложником дела, которое начал, и ничуть не жалею об этом.
~


В школу Анатолий поступил сразу во второй класс, стал изучать французский и немецкий, хорошо заговорил по-польски. Учеба всегда давалась ему легко.

Когда в Литву пришла Советская власть, мальчику было 12 лет. Он читал книги о крайнем Севере и даже не мог представить, что совсем скоро жизнь забросит его на другой конец света - в тайгу. На лесоповал.
Валить лес было очень тяжело, особенно зимой: снег по пояс, а дерево лучковой пилой надо спилить так, чтобы пень был не выше двух-трех сантиметров от корня. Затем его распиливали, рубили сучья и сжигали. А ведь зимой они сырые, плохо горят. Выполнить норму, конечно же, было нереально, а не выполнишь – уменьшат пайку хлеба или вообще ее лишат.
— Анатолий Смилингис
Родителей обвинили в буржуазном национализме и выслали из родной страны. На учебу после каникул Анатолий уже не вернулся, так и оставшись на всю жизнь с восьмиклассным гимназическим образованием.

Но семья недолго оставалась вместе. Отец был отправлен в Красноярский край, где погиб в декабре того же года. С сестрой и матерью Анатолия тоже разлучили. Без семьи, не зная русского языка , подросток остался в бараке ликвидированного в 1940 году Локчимлага, в спецпоселке Второй участок.
«В первую зиму на Второй участок прибыло много китайцев, корейцев, финнов и иранцев. Их тоже определили на лесоповал. Начальник подвел ко мне четверых иранцев и сказал, чтобы я показал им, как валить деревья. Выдали им пилы и топоры. Мороз стоял под тридцать, а иранцы худые, одеты плохо. Я показал, как нужно валить лес, свалил сухостой, отпилил несколько чурок, развел костер. Возвратившись вечером к иранцам, вижу – костер погас, а рядом все четверо уже замершие застыли. Сидят все мертвые. Даже дров, которые я им оставил, в костер не подкинули».
Язык Анатолий выучил:

"Первыми моими русскими словами был мат. Позже русский язык осваивал, читая книги. Перечитал всю библиотеку"
Но самым тяжелым испытаниям того времени был голод. Особенно голодно стало в начале 1942 года, когда каждый день люди умирали десятками.
"В столовой варили пшено, но это был даже не суп. Еда отдавала керосином. Давали шестьсот граммов черного, как мыло, хлеба. Однажды от голода стали пухнуть ноги, и я не смог выходить на работу. А тем, кто не работал, хлеба вообще не выдавали".
Когда война закончилась и стали налаживаться отношения с «южным соседом», многие китайцы начинали возвращаться на родину. Один китаец по имени Ви Чан Сиан хотел усыновить Анатолия и увезти на свою родину. Но тот отказался и остался в Коми.
Еще работая мастером на лесозаготовках, в поисках хорошего леса я стал путешествовать. А когда пришел работать в районный Дом пионеров, сначала педагогом, а затем руководителем, со школьниками исходил Северный и Приполярный Урал, Северный и Южный Тиман. Проплыл на плотах, потом на байдарках и надувных резиновых лодках все крупные реки Коми. Я учил ребят практическим навыкам организации ночлега, добычи и приготовления еды в тайге: как составлять схему местности, предсказывать погоду, вести дневник наблюдений, наматывать портянки, фотографировать. Каждый наш поход был школой выживания в таёжных условиях".
Сейчас Анатолий Антонович продолжает вести активную общественную деятельность - регулярно отправляется в походы, занимается культурным благоустройством города. На плечах четы Анатолия и Людмилы - три музея, коллекции которых продолжают пополняться. Усилиями краеведа установлен памятный камень возле Аджерома всем тем, кто погиб в лесных лагерях, а на кладбищах бывших лагерных участков и спецпоселений установлены двадцать памятных крестов. Об Анатолии Антоновиче написано даже в «Энциклопедии Республики Коми».
Голод – великая школа жизни. Он заставляет «съедать» то, что досталось, сразу. Этого принципа придерживаюсь по сей день. В человеческой природе стрессовые ситуации – обычное явление. Они требуют определенной разрядки. Этому помогают интересные дела, которыми я живу. Помогает мне и владение внутренним «душевным равновесием», которому научила меня жизнь. Это не так просто, как думается.
Понравилась работа? Голосуйте за неё лайком!
Форма для отправки материала