Текст: Анжела Овчинникова
(Федяковское сельское поселение)

Васильевна коня на скаку остановит!

Интервью с учительницей, которая возглавила сельское поселение.
Любу Пешнину в Федяковском сельском поселении знают почти все. Я убедилась в этом лично, когда приехала к ней на интервью. Идёшь по деревенским улочкам, и с Любовь Васильевной здоровается, без преувеличения, каждый! Она – глава сельского поселения, получившая эту должность в 32 года. Но её молодость не самый необычный факт. То, как она помогает возрождать жизнь на селе, как круглые сутки решает проблемы жителей 23 деревень и успевает ещё воспитывать двоих детей, – это заслуживает отдельного внимания.
Федяковские бренды
– Что у вас здесь примечательного? – спрашиваю, пока мы с Любовью добираемся до Шутовщины. – Я первый раз в Федяковском, не доводилось еще у вас бывать.

– Ну, для меня все примечательно. Я здесь выросла. Все свои 33 года живу здесь. Наши земли активно раздают многодетным семьям. Вот эти поля, например. Вообще, конечно, абсурдная ситуация: земли-то им раздали, а никакой инфраструктуры нет, и денег нам в бюджет не прибавилось. За счет чего мы должны дороги делать? Освещение? Надеемся, что хотя бы проведут газ... В Конных раньше была большая конюшня. Сейчас там находится конюшенный двор, который разводит чисто вятскую породу лошадей. У них есть спортивная школа. Мне бы очень хотелось, чтобы мы и дальше могли эту историю развивать, чтобы это стал наш федяковский бренд - вятская лошадка. Еще у нас есть лыжный комбинат «Маяк». В Нововятске же сейчас их не делают - их делают у нас. Это деревянные лыжи, охотничьи, которые берут по всей стране. Недавно они вышли на торговлю с Америкой. Природа, поля у нас красивые. Я по ним велоэкскурсии вожу. Садимся с туристами на велосипеды и едем до Лубягино или до микрорайона Черёмушки. Люди удивляются, что по полям у нас, оказывается, до всего близко.

Здесь правда хорошо. Тишина, машин почти нет, непрерывный стрекот в траве, июльские пряные цветочно-травяные запахи и приятно припекающее солнце. Живописная, но сдержанная, не кричащая красотой природа. Релакс, в общем. За ним сюда, по словам Любы, и едут из городов.
Про дикий год
До того, как прийти в сельскую администрацию, Любовь работала учительницей истории. Уже тогда она вела активную социально-политическую жизнь: состояла в Общероссийском народном фронте, была депутатом Кирово-Чепецкой районной думы и занималась в родном поселении волонтёрством. Год назад ей предложили занять должность главы поселения.
– Не жалеете, что ушли из школы?
– Скучаю по ученикам. Но как житель этой территории, где я выросла, где живут мои родители, понимаю, что на должность главы мог прийти неизвестно кто. Что бы он натворил? Как бы решал наши проблемы? Предыдущий руководитель, например, не совсем оправдывал наши надежды. Обострилась ситуация из-за строительства мусороперерабатывающего завода. Нужно было кому-то это решать.
– Ваше Лубягино благодаря активистам гремит на весь регион, а то и дальше. У вас в Федяковском поселении все такие боевые?

– Почти. (Смеётся). На самом деле я благодарна нашей группе экоактивистов. Мы вместе решили проблему с мусорным заводом, нам с трудом удалось запустить автобус между Кировом и Лубягино. Сейчас ходит 148-й маршрут, и дети наконец-то добираются до школы не пешком. Кто-то воспринимает активистов из Лубягино как некую оппозиционную силу. На мой взгляд, это не так. Это активно настроенные граждане, которые хотят позитивных перемен и мне как главе очень помогают.


– Чего ещё удалось добиться за год работы?

– Вот смотрите, у меня есть ежедневники. Это первый, второй, сейчас третий пошёл. (Показывает). Я каждый день в них расписываю рабочими делами, и выходные у меня все расписаны. Но мне всё равно кажется, что ничего не сделано! Достижением считаю, что удалось добиться системной работы с документами – в том числе благодаря коллективу. Вчера мой заместитель Ксения отмечала год работы на этом месте. Нам повезло, что глава Пасеговской администрации отдал нам такого замечательного специалиста. У нас сейчас вообще каждый сотрудник на вес золота. Найти специалистов в сельской местности на небольшие зарплаты очень сложно. Моя зарплата, например, здесь меньше, чем была в школе. Так что, я стараюсь их поощрить хотя бы чем-то нематериальным: совместными выездами, активным отдыхом.
– Задам и обратный вопрос. Что считаете самыми большими нерешенными проблемами?

– Мусор, дороги, освещение – это основное. Но много и других личных моментов, с которыми люди обращаются ко мне. У меня есть знакомый, который говорит: «Вы, главы поселений, зачем нужны-то? Вы ж бездельники! Сейчас же всё передано на уровень района!» А я каждый раз ему отвечаю: «Вот приди как-нибудь ко мне и посмотри, чем я занимаюсь». Да, сейчас идёт процесс укрупнения, слияния. Скорее всего, наше поселение это тоже ждёт. Но людям-то нужен кто-то здесь, на земле, к кому можно напрямую обратиться и решить проблему. У меня всегда открыто – заходи, поговори. Сутками напролёт общаемся с жителями лично, в «ВК», по телефону. Мне тут позвонили, сказали: «У нас племянник напился, буянит, надо с ним провести беседу. Васильевна, приходи!» Васильевна, конечно, может собраться и прийти, но для этого же полиция есть! С другой стороны, я понимаю, что людям это необходимо. Люди хотят от власти обратной связи, прямого доступа. А укрупнение и слияние... Мне кажется, это ещё больше обозлит население. Громоотводов в виде глав поселений уже не будет.

Сама себе не принадлежишь
– Как у главы поселения обстоят дела с отпуском?

– А не было! Ну я неделю брала, потому что учусь водить, и мне надо было на несколько часов в день отлучаться. Чтобы народ не злился, что я где-то гуляю, вот – официально оформляла отпуск. А настоящего у меня не было, нет, и я не знаю, когда он будет. Взять и уйти не могу – выпаду ведь из процесса капитально! У меня такая должность, на которой ты сама себе не принадлежишь. Но мои сотрудники в августе обязательно отдохнут.


– Как же тогда быть с профессиональным выгоранием?

– А я к своей деятельности не отношусь, как к работе. В слове работа корень «раб». Я же не ощущаю себя рабом. Я просто на своём месте, на своей земле. Тут все мне родное. Вы же дома и в саду всё делаете так, чтобы было хорошо, уютно, верно? Естественно, бывают очень сложные периоды, ситуации, но, слава Богу, у меня есть друзья – прекрасные люди, которые помогают справиться с любым стрессом. Всегда поддержат, найдут слова, придут на помощь. Я, кстати, поэтому выступаю за прямые выборы. Это же совсем другой уровень работы и другое отношение, когда человек родился на земле, проявил себя, заслужил народное одобрение, и его выбрали, его знают. В таком случае вдвойне страшнее облажаться!



– На материнстве ваша занятость сильно сказывается?

– (Вздыхает). В последнее время мне кажется, что я не такая хорошая мама, какой хочу быть. Мне хотелось бы больше времени с детьми проводить. И чтобы мы с ними втроём выбирались на велопрогулку, а не каждый раз с толпой народу. Для женщины же важно быть в балансе во всех сферах. А в этой я чувствую, что за год просела. Но... будем работать над этим!



– Раз уж речь зашла, расскажите немного о семье, детях.

– У меня сын Кирилл – ему 9 лет. Дочь Ксюша – ей 8 лет. Учатся они в Нововятской школе, ходят в кружки. У нас просто бесконечные занятия: нужно с уроков забрать, в одну секцию отвести, в другую... Летом на работе жаркая пора, но хотя бы я отдыхаю от этих уроков, секций и так далее. Живём мы втроём, я в разводе. Это тоже добавляет сложностей – когда ты единственный родитель. Но спасибо моим маме и папе за то, что по мере сил меня выручают.
«Здесь есть всё, что мне нужно»
Любовь рассказывает, что старается поддерживать отношения не только с местными активистами, но и с бизнесменами, хотя это не всегда бывает просто. А мы тем временем проходим мимо новеньких домов, которые построили для сирот, мимо детского садика, памятника, на котором Любовь с друзьями обновляли краску недавно и мимо детской площадки, которую сами ремонтировали. Моя собеседница не только рассказывает обо всем, но и окидывает оценивающим взглядом каждый уголок: вдруг что не так?
– Женщине-чиновнику сложнее живется, чем мужчине? Как думаете?

– Быть женщиной-чиновником в некоторых моментах проще, мне кажется. Я могу обойти острые углы, не позволить себе резкого высказывания, а это спасает многие ситуации. Мужчины-руководители ведь более жёстко на какие-то вещи могут среагировать. И пока что ко мне все уважительно относились. Не было такого, что «раз женщина, значит, она ничего не решит».
Когда мы подходим к заброшенной школе, Любовь говорит, что это здание не меньшая головная боль, чем проблемы с дорогами или вывозом мусора. Объект сейчас принадлежит Кирову, он выставлен на продажу, но пока никто его не берёт. Дети и подростки часто забираются туда – ограждений нет и не предвидится, бывают несчастные случаи. Сама Люба когда-то училась в этой школе, и наблюдать за разрухой ей тяжело.
– Не было желания после университета перебраться в Питер, Москву или ещё куда-то? Активная молодёжь часто уезжает из сёл и провинциальных городов. Почему вы остались здесь?

– Когда мне было 23, я выиграла стажировку в Москву – в департамент образования. Но я была беременна и не поехала. Меня жизнь как-то всё время отводила от крупных городов. Но преподносила в разных форматах государственную службу. Я очень люблю Питер, Москву, Нижний и Казань. Но я понимаю, что проблемы-то везде одни и те же. Что изменится, если я уеду в Москву? Уровень амбиций? Состояние белки в колесе – оно у меня и здесь бывает. А там с этим дела обстоят даже хуже. На родной земле работается и живётся легче. Безопасность, комфорт, друзья, близкие, природа – здесь есть всё, что мне нужно.
Понравилась работа? Голосуйте за неё лайком!
Поделитесь этим материалом в соц. сетях