Екатерина ЗЕЛЕНОВА

Спасибо, что живой

Чтобы помогать людям, не нужны причины. Поисковики из алтайского отряда «Лиза Алерт» действуют по зову души.
«Лиза Алерт»
Филиал московского поискового отряда «Лиза Алерт» появился на Алтае в 2012 году. В нем работают люди, которые держат руку на пульсе, а машины – наготове к поездке в отдаленный район. В багажнике авто командира регионального отряда Андрея Мамаева всегда лежат теплая одежда, портативная радиостанция, фонари и резиновые сапоги.
Он родился и вырос в Локтевском районе. Учился в Барнаульском юридическом институте МВД России, в своё время занимался оперативно-разыскной деятельностью. Сейчас у него свой бизнес в сфере промышленного производства. Добровольцем стал в 2016 году.

Счёт на минуты
Пару лет назад знакомая попросила помочь организовать операцию по поиску пожилой женщины, вернее, заправить машину и доставить волонтеров на место. Окунулся в эту атмосферу, понял, что могу делать что-то хорошее для других. К тому же есть знания и опыт, полученные во время работы в правоохранительных органах.
Собеседник признается, что с особым тревожным чувством отправляется искать детей. Ведь ребенок, оставшийся один, беззащитен, не может объективно оценить подстерегающую опасность. Так, весной прошлого года в Барнауле пропал 11-летний мальчик, не могли найти его следы. В зоне поиска оказалась огромная территория, где действовал общественный транспорт на выезд из города. Подростка искали 11 дней. В итоге Андрей и его команда обнаружили тело школьника. Оказывается, он погиб уже на вторые сутки, замерз...
– В такие моменты испытываю глубокое сожаление. Но, с другой стороны, найти человека мертвым – это не повод опускать руки, биться в истерике. Ведь пока меня переполняют эмоции, в опасности находятся другие пропавшие люди, – считает волонтер.

Чтобы таких ситуаций не возникало, отряд «Лиза Алерт» по мере возможности проводит профилактическую работу как с детьми, так и со взрослыми. Ведь лучше предупредить, чем бороться с последствиями.
«Потеряшки» и «бегунки»
В алтайском поисковом отряде «Лиза Алерт» 59 человек. 24 часа в сутки они находятся на связи. Это люди разных профессий. Врачи, инженеры, строители, после работы они жертвуют собственным временем, чтобы спасти человека.
Между собой людей, которых ищут добровольцы, называют «потеряшками». Есть и «бегунки» – подростки, которые периодически уходят из дома. Несмотря на то, что у самих поисковиков интересные, а порой даже забавные позывные (Боцман, Спаржа, Выдра, Румба, Сказка), выполняют эти люди отнюдь не шуточную миссию.
В команде работают люди с разной психологической подготовкой и мировоззрением. По словам Андрея Мамаева, в активных поисках не стоит принимать участие людям с неокрепшей психикой, ведь шансы найти человека живым или мертвым составляют 50 на 50%. В отряде основной костяк составляют люди от 30 до 45 лет. Больше женщин.
Как работает поиск

Ежегодно в отряд обращаются сотни людей, так, в 2017-м алтайские добровольцы приняли 470 заявлений о пропаже людей. Андрей Мамаев рассказал о некоторых принципах работы отряда:
– Мы не принимаем финансовую помощь. Оборудование, одежду приобретаем в основном за свой свет. Тем не менее благодарны тем людям, которые периодически приносят нам бумагу, чтобы печатать ориентировки, клей, скотч, батарейки, фонари. Сейчас ведем переговоры с одной организацией, которая согласилась оказывать помощь – выделять нам топливо, для того чтобы расширить по краю географию поиска, оперативно реагировать на обращения.

«Лиза Алерт» приступает к работе после того, как было подано заявление в полицию. Обратиться можно к волонтеру отряда через социальные сети или позвонить на бесплатную «горячую линию» по телефону 8-800-700-54-52.
– Проблема в том, что в отдаленных селах люди поздно начинают бить тревогу – аж на третий-четвертый день. В европейской части России паника начинается в промежутке между 40 минутами и двумя часами после того, как «потеряшка» не вышел на связь. По статистике, если человека начинают искать в природной среде в первые сутки, вероятность того, что он жив, составляет 90%, на вторые – 50%, на третьи – 25%, на четвертые – 8 – 10%, – поясняет Андрей Мамаев.
Каждый год в России исчезает до 150 тысяч человек. Добровольцы не скрывают, что детей искать сложнее в моральном плане. Порой поисковые операции длятся неделями. С надеждой в душе бойцы отряда выполняют свой долг и верят в лучший исход. За свою работу волонтеры не берут денег. Главная награда для них – еще одна спасенная жизнь.
Понравилась работа? Голосуйте за неё лайком!
Форма для отправки материала