Текст и фото: Ирина Китаева

(г. Салехард, ЯНАО)

Хранительница культуры хантов

За Любовью Ендыревой давно закрепилась слава искусной рукодельницы. Её работы из сукна, меха и бисера отмечены жюри конкурсов различного уровня. Но известна жительница Приуралья не только мастерством шитья, она также признанный знаток хантыйского фольклора.
На высоком правом берегу Оби на полпути между Салехардом и Аксаркой раскинулся рыбацкий посёлок Харсаим. Название с языка ханты переводится как «селение между двух ручьёв». Существует легенда о происхождении посёлка: два ручья долго бежали по тундре рядом, а перед впадением в Обь приревновали друг друга к реке-красавице, повздорили и разбежались в разные стороны, огибая возвышенность. На этой возвышенности и поселились люди. Край выбрали благодатный: кругом грибные и ягодные места.

Харсаим – родина Любови Петровны Ендыревой, обладательницы звания «Мастер декоративно-прикладного искусства и ремёсел ЯНАО», народной сказительницы, в чьей копилке сотни произведений устного народного творчества ханты.

Сохранить и передать

Она родилась в семье оленеводов – рыбаков. Всегда находилась рядом с родителями, помогала им, и иной жизни, без бескрайних просторов тундры и оленей, для себя не представляла. В школе-интернате маленькой Любе было так тесно и душно, что однажды она сбежала и наотрез отказалась вернуться назад. Пётр Эндович и Анастасия Афанасьевна решение дочери поняли и приняли. О своём поступке, о том, что не получила образование, она никогда не жалела, признаётся собеседница. Возвращение в исконную среду позволило ей сохранить чистоту родного слова.

– Когда дома со своими детьми общаюсь, то использую старинные слова. Они всегда спрашивают, что это значит, как переводится. К сожалению, истинных носителей ханты языка становится всё меньше. Многие слова выходят из употребления, заменяются, искажаются. А не будет языка – исчезнет культура, – делится переживаниями Любовь Ендырева. – Я участвую в конкурсах, пою со сцены не для того, чтобы занять какое-то место, а чтобы люди увидели и услышали, какой он, наш язык, как говорили наши предки.

В 1976 году, в восемнадцать лет, Любовь вышла замуж за Дмитрия Тяви. Супруги жили в посёлке Вылпосл, рыбачили, потом работали дизелистами. Один за другим на свет появились дети: сын и четыре дочери – Мира, Августа, Родион, Снежана, Арина.
В чуме у Ендыревой Любови
Время тишины

В конце 90-х тяжело заболел Пётр Эндович – сказались возраст и раны, полученные на войне. Анастасии Афанасьевны уже несколько лет не было в живых, старший брат Олег погиб во время шторма, и Любовь приняла решение вернуться в Харсаим, чтобы ухаживать за отцом. Переезжала с детьми, без мужа, семейная жизнь к тому времени дала трещину. Чтобы поднять детей и поддержать больного отца, бралась за любую работу. Была кочегаром, сторожем, младшим воспитателем в интернате, уборщицей. И что бы она ни делала, её всегда сопровождала песня. Песня её утешала, подбадривала, не давала опустить руки.

– Много песен мне досталось в наследство от мамы, она всегда пела, и когда работала, и в минуты отдыха, а я слушала и невольно запоминала. Бывало, укладывает она меня, маленькую, спать, гладит по голове и спине и тихонько напевает, – продолжает Любовь Петровна. – Дедушка по материнской линии был большим знатоком фольклора, и тётя Татьяна Афанасьевна Кондыгина много сказок и легенд знала и мне передала.

Усевшись поудобнее на широких нарах, устланных ковром, сказительница начинает свой рассказ.

– Это на самом деле было, только очень давно. Одна девушка допоздна засиделась за шитьём. Ночь на дворе, а она всё работает, да о чём-то о своём мечтает. Говорит ей мама:

– Доченька, иди спать, куда ты торопишься, завтра доделаешь. Плохое может случиться.

Не послушалась девушка.

– Да что со мной станет, – отвечает она и продолжает шить.

А когда стемнеет, начинает ходить хозяин Нижнего мира. Смотрит, где свет горит, где шумят. И очень он этим недоволен. Подошёл он к освещённому окну, увидел девушку, что не спит, как другие, и рассердился. Ткнул её тоненьким прутиком в наказание и пошёл дальше. Когда уже за бугор зашёл, услышал крик матери, которая обнаружила свою дочь мёртвой. Поэтому нельзя с наступлением темноты шить, день для этого есть. И шуметь нельзя, чтобы беду не навлечь.



С иголкой мастерица подружилась в раннем детстве. Смотрела, как мама шьёт и повторяла.
Это было со мной

Раскрыться творчески Любови Петровне помог Леонтий Тарагупта, известный поэт, мыслитель, культуролог, собиратель и бережный хранитель традиций и обычаев народа ханты. В 2000 году он пригласил Ендыреву работать в государственную телерадиокомпанию «Ямал» в качестве внештатного корреспондента. Придя в первый раз, она принесла с собой восемьдесят песен, чем удивила коллег по редакции радиовещания. Любовь Петровна готовила программы на языке ханты, ставила радиоспектакли, к участию в которых привлекала своих детей.

– Леонтию Антоновичу я благодарна за то, что он заставил меня серьёзно заниматься сбором фольклора. Записывала песни и сказки на диктофон, потом расшифровывала, переносила на бумагу. За пять лет работы на радио много материала собралось, на книгу хватит. Об этом и мечтаю – выпустить её. И аудиокассет накопился целый чемодан, надо оцифровать, чтобы не потерять записи.
На радио. Архив Л.П. Ендыревой
В начале 2000-х голос Любови Ендыревой услышал весь округ. Раскрыться творчески ей помог Леонтий Тарагупта, легенда ямальских СМИ.
Примерно в это же время она начала выступать на различных конкурсах и фестивалях. Наряду со старинными исполняла песни собственного сочинения. В основу двух из них легли рассказы отца о фронтовой юности. Пётр Эндович не любил вспоминать то время, но кое-чем с дочерью всё-таки поделился. Ямалец прошёл практически всю войну, освобождал Варшаву, был тяжело ранен, долго находился в госпитале. Домой вернулся летом 1946 года.

– Забрали отца в 1942-м. Он приехал за солью в Лаборовую, а там отправка на фронт. Ну и он попал. Русского языка не знал и не сразу понял, что к чему. Нарта с четырьмя оленями так и осталась в Лаборовой. Рассказывал, что долгое время не выдавали форму, он так и ходил в своей национальной одежде. Новобранцев учили стрелять, а отец уже умел – он с ранних лет охотой занимался, белке в глаз попадал.
С отцом Петром Эндовичем. Его рассказы о Великой Отечественной войне легли в основу песен, написанных к 9 Мая.
Особой душевностью наполнена песня, написанная для младшей дочери Арины. Предыстория её такова: после появления на свет четвёртого ребёнка врачи запретили Любови рожать ещё детей – была угроза потери зрения, поэтому свою беременность она ото всех скрывала. Но Анастасия Афанасьевна всё равно узнала, почувствовала, что дочь ждёт малыша, материнское сердце не обманешь, и каждый день молилась за благоприятный исход родов. Отмолила.

Я свою мамочку люблю, я без мамы не могу,

Если мамы рядом нет, солнышко не светит,

Если мамы рядом нет, белый свет не мил мне…

Сегодня Любовь Петровна не только богатая мама, но и бабушка, у неё 14 внуков и даже уже есть правнучка. На вопрос, что придаёт ей силы всю жизнь, отвечает сходу, не задумываясь: «Наследие предков». Фольклор она считает бесценным сокровищем, частью своей души.
Этим кисам почти полвека. Их Любовь Петровна изготовила для своего отца, когда ей было шестнадцать лет.
Любовь Ендыреву знают не только в округе, но и за его пределами. В 2015 году она стала героиней передачи «Поедем, поедим!» с Джоном Уорреном, тогда ведущий шоу о путешествиях со вкусом был потрясён красотой кисов и ягушек, сшитых и украшенных северянкой. А до этого снялась в игровом фильме на языке ханты «Свадебный аргиш», автором которого выступила известный ямальский журналист Зинаида Лонгоротова.
Понравилась работа? Голосуйте за неё лайком!
Поделитесь этим материалом в соц. сетях