БЛАГОВЕСТНИК

Фотоистория о жизни единственной в Иркутской области школе звонарей
Звон колоколов храма Спаса Нерукотворного Образа иркутяне слышат минимум трижды в день: до и после утренней службы и перед вечерней. Часто колокола звучат и во время литургии. Не звонят, только если температура в городе опускается ниже 28 градусов. В такие морозы колокол становится хрупким — его можно просто разбить. Но каждое воскресенье, даже когда погода не благоволит, внутри храма слышны звуки колокольного звона или стук, имитирующий их ритм. Здесь с 2007 года занимаются ученики школы церковных звонарей «Благовестник». За время своего существования школа выпустила полторы сотни учеников: каждый год не менее десяти. Руководит школой и проводит в ней уроки звонарь Спаса Александр Ипполитов.
Все фотографии кликабельны.
Один из колоколов отлили для каторжанской тюрьмы в Акатуе, а потом или не довезли до Забайкальского края, или вернули оттуда назад. В итоге и он оказался здесь. Другой отдали школе из Михайло-Архангельского храма в Ново-Ленино — там он не вписывался в ансамбль.

Третий, по легенде, нашли на дне Байкала. Говорят, что там его спрятали после революции, притопили, и он оброс ракушками, а потом нашли, восстановили отдали в храм в порту Байкал, откуда его вместе с двумя рындами, судовыми колоколами, передали Ипполитову. Ещё одну рынду ему подарили в Качуге, куда он ездил, чтобы помочь развесить колокола.
Один из колоколов отлили для каторжанской тюрьмы в Акатуе, а потом или не довезли до Забайкальского края, или вернули оттуда назад. В итоге и он оказался здесь. Другой отдали школе из Михайло-Архангельского храма в Ново-Ленино — там он не вписывался в ансамбль.

Третий, по легенде, нашли на дне Байкала. Говорят, что там его спрятали после революции, притопили, и он оброс ракушками, а потом нашли, восстановили отдали в храм в порту Байкал, откуда его вместе с двумя рындами, судовыми колоколами, передали Ипполитову. Ещё одну рынду ему подарили в Качуге, куда он ездил, чтобы помочь развесить колокола.




Александр и Анастасия Бобровы полностью лишены зрения. Супруги занимаются у Александра Ипполитова с октября 2019 года. Он говорит, это одарённые люди, которые прекрасно ориентируются на звонарском станке и умеют хорошо концентрировать внимание. Чтобы получить первую категорию — помощника звонаря, им осталось сдать экзамен. Среди звонарей редко встречаются незрячие люди. Для Александра работа с ними была первым опытом.
В то время Школой руководил Иван Меньшенин. Но в конце 2008 года он решил передать своё дело кому-нибудь из учеников. Собрал их за длинным столом и спрашивал каждого: «Кто подхватит школу?». Все смотрели по сторонам, прятали глаза, а когда вопрос касался их напрямую, отвечали: «Я не могу, потому что живу далеко» или «У меня семья». Когда очередь дошла до Ипполитова, тот пожал плечами: «Ну я живу недалеко, могу попробовать». Так школа перешла под его «управление» с благословения настоятеля храма отца Александра Беломестных.
В Иркутске два десятка храмов с колокольнями. И звонари востребованы всегда, потому что состав часто обновляется. Одни переезжают, другие просто меняют приход, третьим звонить не позволяют служебные или семейные обстоятельства. Тогда звонарю нужна замена. На шестнадцати колокольнях Иркутска звонят ученики Александра.
Обучение в школе проходит каждое воскресенье. Учебный год — с октября по май, экзамены в июне.
Для того чтобы стать звонарём, не обязательно иметь музыкальное образование. Главное — это чувство ритма и координация движений.
Русская традиция колокольного звона сильно отличается от европейской. В нашей стране звон создаётся не мелодией, а ритмом. Для сравнения: мелодической традиции придерживаются звонари во Франции, где для каждой ноты подбирается определённый колокол. В мелодической традиции колоколами можно даже сыграть мелодию, например «Марсельезу». В русской традиции каждый колокол — это отдельный оркестр. Он самобытен по звучанию и неповторим.

В дореволюционное время обычные жители города могли узнать звонаря «по почерку» — ритмическому рисунку звучания колоколов. Услышав звон, крестятся и обсуждают: «Кто звонит сегодня? Фёдор? Вроде его манера».

Школа церковных звонарей в Спасе — единственная в Иркутской области. В Сибири подобные школы есть в Новосибирске, Красноярске, Кемерово и Хабаровске. В соседнем Улан-Удэ школа так и не появилась, зато есть наставники-звонари, которые обучают других своему делу. Ипполитов уверен, что может узнать звон не только своих учеников, но отличить особенности звона той или иной школы.
Понравилась работа? Голосуйте за неё лайком!
Поделитесь этим материалом в соц. сетях